Коричневая жизнь

 

В его темных глазах были интерес и надежда. Он скользил ко мне в маленьком синем тазу по грязно-коричневым водам озера Тонле Сап. Весло, которое он использовал для своего путешествия, было простым обломком старой деревянной лодки. У него была очень загорелая кожа. Или очень пыльная. Или просто такая темная от рождения. Он улыбался.

Он вызывал безусловную и мгновенную симпатию.

Неожиданно появился еще один «мореплаватель», спешащий обогнать мальчика и прибыть первым к пункту назначения. Это была девочка постарше, она плыла в большом тазу, и у нее было по целому веслу в каждой руке. Яростная азиатская русалка – запылившаяся кожа, длинные черные волосы и такие же темные, но дикие глаза.

Я наблюдала изменения на лице мальчика в момент, когда она настигла его. Невинная улыбка исчезла, и он был почти в слезах.

Я была целью для обоих.

Тонле Сап заразил меня своей специфической аурой; вкус того места долгое время оставался со мной. Самое большое озеро с жизнью на воде, с монотонностью коричневого оттенка кругом, с бедностью и трудностями жизни, узнаваемыми в деталях.

На борту старой лодки я пересекала озеро, и более чем когда-либо, мне было не по себе. Мне казалось, что я вторгаюсь в противоестественную реальность, в непостижимую действительность существования на воде. Я чувствовала себя наблюдателем вещей, которые, возможно, не следовало бы видеть.

Плавающие деревни состояли из ненадежных домиков, построенных из сухих пальмовых веток. Дома стояли на шатких платформах прямо на воде. Я заметила, как несколько женщин, стоя на платформах и склонившись к воде, купали своих голых малышей в озере. Кто-то стирал в нем одежду и мыл горшки на другой стороне водной улицы. Это были, в основном, семьи рыбаков, поскольку вряд ли можно было себе представить иное занятие на озере, кроме рыбной ловли. Я видела огромное количество рыбы: разбросанная по платформам, она сушилась на солнце. Мальчики прыгали по ней, наступая на головы и выдавливая рыбьи глаза босыми, загорелыми ступнями. Заметив лодку, они остановили игру и тепло поприветствовали меня улыбками и взмахами рук.

Вода регулировала жизнь в Тонле Сап. Она была тем, от чего эти люди всегда и всецело зависели – и в своих простых, ежедневных нуждах, и в самой возможности своего существования. Вода была помощником в спокойные дни, и она же несла огромную опасность во время регулярных сезонных наводнений в этом регионе.

Что же есть жизнь? Я пыталась осознать факт рождения и смерти в этом коричневом мире, среди унылой воды, рыболовных сетей, разбитых старых лодок и палящего солнца. Вечный процесс рутинного существования, подобно обязанности, исполняемой и без радости, и без страданий. Но для какой цели? Как долго? Ради чего?

Единственное свежее и молодое выражение жизни я увидела в темных глазах того мальчика. Но я неизбежно теряла его, пока он медленно уплывал в своем синем тазике по знакомой воде, минуя невидимые повороты озера, к далекой крокодиловой ферме, куда, как он успел заметить ранее, новая лодка с туристами только что причалила.

 

Примечание:

Tonle Sap – «Великое Озеро», самое большое пресное озеро в Юго-Восточной Азии, находится на территории Камбоджи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Продолжение...

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить