О смерти, Шиве и садху

 

«Все, что кажется смертным, есть лишь оболочка. Жизнь бессмертна, и тело – это только чехол, который придает ей видимую смертность, когда дыхание становится неактивным».

Инаят Хан Хидаят, индийский мистик и музыкант

В Катманду на берегах священной реки Багмати стоит большой индуистский комплекс Пашупатинат, известный далеко за пределами Непала. Сюда съезжаются паломники из многих уголков мира, но большая их часть прибывает из Индии. Это странное и совершенно необычное для европейского взгляда место внесено в список мирового культурного наследия ЮНЕСКО, а также в связи с хаотичной застройкой Катманду – и в Красную книгу исчезающих объектов.

Комплекс Пашупатинат раскинулся на берегах реки Багмати, которая здесь, несмотря на свои весьма скромные размеры, столь же священна, как и Ганг в Индии. По своему назначению и религиозной значимости Пашупатинат – это нечто гораздо большее, чем просто комплекс храмов. Его можно назвать отдельным государством внутри государства Непал, отдельным городом внутри города Катманду, отдельным царством в царстве самых почитаемых индуистских святынь. Это закрытая территория индуизма, важнейший религиозный и ритуальный комплекс. Это пропитанный дымом и истоптанный миллионами ног город мертвых, где полыхают погребальные костры, где воды Багмати несут в бесконечном круговороте времен ушедшие жизни – к новым рождениям, где тленное тело ничтожно, а вера – сильна в своем неизменном стремлении к Вечности.

Здесь царствует грозный Шива, бог-разрушитель, оставляющий за собой руины и пробивающий дорогу для новых свершений. Индуисты особо почитают этого бога, справедливо полагая, что действия его направлены в конечном итоге на полезное созидание, на необходимые перемены, ведь, не разрушив старое, едва ли построишь новое. Религиозный комплекс Пашупатинат воспринимается индуистами как единый Храм Шивы, самое значимое в мире место поклонения этому богу.

Внутрь комплекса могут зайти только индуисты. Для людей других вероисповеданий существует длинный обходной путь, ведущий на вершину холма и одновременно – на берег реки Багмати, откуда можно наблюдать за всем происходящим в ритуальном комплексе на противоположном берегу. Дорога ведет круто в гору, справа на склонах зеленого холма раскинулся небольшой парк, где гуляют пятнистые олени. Их довольно трудно разглядеть, они хорошо маскируются среди растительности.

Поднявшись на вершину холма, попадаешь в тихое, странное место. Здесь, где Пашупатинат еще совсем не просматривается вдали, в самом воздухе уже явственно ощущаются первые легкие признаки приближения к чему-то невероятно масштабному. В этом странном затишье, осторожно ступая по земле, повсюду ловишь взглядом верные знаки, отчетливо говорящие о том, что ты уже на подходе, на первых ступенях, ведущих к чертогам Шивы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, маленькие храмы на холме

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, маленькие храмы на холме

На большом, затененном пространстве, вытянувшись в линию, несколькими рядами стоят совершенно одинаковые маленькие храмы, охраняемые статуями горбатых быков и живыми спящими собаками. Сквозь ряды проходит центральная аллея, по которой бродят рыжие обезьянки и стада коров. Здесь господствует серый цвет – в каменных религиозных конструкциях, в неизменных стойках с колоколом у каждой из них, в статуях животных, в череде изящных барельефов, сменяющих друг друга от храма к храму. В этом многократном повторении, в этом намеренном сходстве, в этой множественности одинакового читается монотонная неизбежность, ровными рядами каменных куполов прочерчен человеческий путь. И, направляемый богами, каждый идет по нему – одинаковой дорогой, одинаково зависимый, к одинаковому исходу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, многократное повторение

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, многократное повторение

Здесь, с каждым шагом приближаясь к царству Шивы, повсюду находишь его знаки. Возле храмов на отдельных постаментах встречаются скульптуры с изображением трезубца, неизменного атрибута Шивы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, постамент с каменным изображением трезубца

На земле то тут то там разбросаны невысокие ступенчатые конструкции с округлым выступом посередине. Их так много, что в упорстве их создателей видишь не что иное, как ясное свидетельство их веры, побуждающей к множественным повторениям.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, лингамы Шивы у храмов

Это классические лингамы Шивы, своеобразные знаки, присущие богу и характеризующие его. Традиция поклонения лингаму возникла несколько десятков тысяч лет до нашей эры. С древнейших времен лингам Шивы – глубоко почитаемый фаллический символ бога, знаменующий собой плодородие земли, плодовитость людей и животных, знак, обозначающий главную всепорождающую сущность – Источник Всего. Шива – единственный из индуистских богов, у которого почитается детородный орган. Во всем комплексе насчитывается более ста подобных лингамов. У них обычно молятся женщины.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лингам Шивы, храм Чангу Нараян, долина Катманду

К царству Шивы имеют отношение и многочисленные статуи быков, расположенные рядом с храмами. Бык или «Нандин» рассматривается в индуизме как ездовое животное Шивы и его слуга.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, статуя быка у одного из храмов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, статуя быка у одного из храмов

Поражают своим разнообразием бесчисленные каменные статуэтки и барельефы, вырезанные в камне на стенах храмов и украшающие религиозные здания, выполненные из красного кирпича.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, каменные фигурки, украшающие храмы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, каменные фигурки, украшающие храмы

От храма к храму, от стены к стене в образном и захватывающем индуистском калейдоскопе меняются лица, фигуры, изображения мифических существ и богов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, каменные фигурки, украшающие храмы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, каменные фигурки, украшающие храмы

От самой миниатюрной резной фигурки и изящного барельефа до скульптур на отдельных постаментах – здесь все сюжеты непременно связаны с Шивой. Встречаются и отдельные изображения этого бога с отчетливо выраженными его атрибутами и характерными особенностями.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, каменное изображение Шивы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, каменные фигурки, украшающие храмы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория Шивы, каменные фигурки, украшающие храмы

Когда, наконец, завершив этот ритуальный проход через тенистую аллею храмов, путник спускается с холма, его взору предстает то грандиозное, что он давно предчувствовал, что ощущал и угадывал в многочисленных знаках, идя дорогой, ведущей в царство Шивы. Он оказывается на самом берегу реки Багмати, и оттуда, с высокого склона, он с изумлением наблюдает перед собой захватывающую картину. Перед ним на противоположном берегу простирается вытянувшийся вдоль реки, местами сокрытый в дыму религиозный комплекс Пашупатинат.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Спуск к реке Багмати и вид с холма на Пашупатинат

Этот холм на берегу Багмати – единственное место, с которого люди, не исповедующие индуизм, могут беспрепятственно наблюдать за жизнью, происходящей по ту сторону реки. Пашупатинат – закрытая для не-индуистов территория, это комплекс, выходящий далеко за рамки ряда архитектурных сооружений. Его в полной мере можно называть самостоятельным и живым организмом.

Здесь можно видеть самые разные по стилю и назначению здания, в комплексе насчитывается множество храмов и ряд других религиозных построек. Центральным и самым почитаемым является Храм Шивы, выделяющийся на фоне других сооружений двухъярусной позолоченной крышей.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вид на Пашупатинат и Храм Шивы в центре

Пашупатинат - это место, где всегда что-то происходит. Здесь не бывает выходных дней, и даже в свободные от ритуалов часы идет подготовка к следующим мероприятиям. Здесь проводятся свадьбы и похороны, всевозможные религиозные церемонии и ритуалы, связанные с водой, собрания и обсуждение важнейших индуистских текстов, а также многочисленные процедуры кремации на берегу реки Багмати. Священные костры, сизый дым, медленно поднимающийся над рекой, и насыщенный пеплом воздух – неизменная аура Пашупатината.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пашупатинат. Река Багмати и дым, поднимающийся от костра

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пашупатинат. Шикары – маленькие храмы на берегу реки Багмати

Центром всего происходящего здесь является река. Воды этой узкой и невероятно грязной в периоды засухи реки считаются священными. В ней не только хоронят тела умерших, но и купаются для ритуального очищения. Индуистская культура диктует скромность в отношении женского тела, поэтому женщины купаются, не снимая одежд, в то время как мужчины заходят в воду почти обнаженными.

Вдоль берега по всей протяженности комплекса расположена лестница с потертыми ступенями, залитыми красной киноварью, словно кровью. На расстоянии нескольких метров друг от друга у самой воды стоят каменные постаменты для погребальных костров и кремации тел. Реку пересекает небольшой мост, являясь символичной чертой, разделяющей ритуальные места для высшего и низшего общества. Так, к северу от моста находятся погребальные постаменты для высших каст и отдельные, особые постаменты для членов королевской семьи. К югу от моста расположены погребальные постаменты для низших каст.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пашупатинат. Река Багмати и ряд погребальных постаментов

Ритуал кремации состоит из нескольких этапов. Тела умерших предварительно омывают в водах Багмати, после чего их укладывают на погребальные постаменты и сжигают на открытых кострах. После кремации прах вместе с некоторыми вещами, принадлежавшими умершему, пускают вниз по реке. В периоды засухи, когда в узкой и мелкой Багмати слишком мало воды, чтобы принять весь поток ритуальных выбросов, в русле реки часто скапливаются большие плавающие «пробки».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пашупатинат. «Пробки» в водах реки Багмати, погребальный костер

Кремация – это обязательный ритуал, непременная составляющая реинкарнации, основы индуизма, которая диктует свои правила и устанавливает традиции. Индуисты полагают, что сразу после смерти тело человека в своем нынешнем облике уже никогда появиться не может и не должно. Оно – лишь оболочка, которая обязана исчезнуть из этого мира мгновенно и безвозвратно. Поэтому полное и быстрое физическое уничтожение тела достигается путем его сожжения.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пашупатинат. Ступени, постаменты, сходни для спуска останков в реку

Для индуистов важно, чтобы при кремации рядом с телом находились самые близкие родственники умершего. В обычной семье самый близкий человек для отца – это его старший сын, а для матери – ее младший сын. В традиционно многодетных семьях индуистов наличие нескольких сыновей является нормой.

В определенные дни после кремации родственники умершего собираются вместе для того, чтобы постепенно прогнать душу человека за пределы этого мира. При первом собрании они выгоняют душу умершего из своего дома. При втором собрании ее выгоняют прочь из города. В третий раз ее изгоняют из земли и в целом из живого мира. Так продолжается до тех пор, пока душа умершего окончательно не исчезнет. Считается, что чем дальше родственники изгнали душу, тем легче покойному будет пройти все предстоящие ему испытания на пути к реинкарнации. Среди индуистов принят ряд дополнительных, но строгих и обязательных обычаев, связанных со смертью человека: родственники обязаны ходить в белом, им запрещается пить молоко, они непременно должны присутствовать на кремации. Если же родные не соблюдают эти нормы, то умерший человек потеряет возможность реинкарнации и станет «блуждающим», или «призраком». Физически он умер, тело его изгнано, но он более не способен возродиться в новом образе, в новой телесной оболочке.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пашупатинат. Подготовка к кремации на берегу реки Багмати. ФОТО: © Thomas L. Kelly

Смерть никогда не воспринимается этими людьми как трагедия, как горе. Здесь никто не плачет и не скорбит с душевной болью по ушедшим. Смерть даже самого близкого человека принимается как благо, как верный исход, как положительное событие. Индуисты считают, что каждый человек, оставив этот мир, тем самым получает шанс пройти испытания и начать другую, более светлую и более счастливую жизнь. Он возродится когда-нибудь в новом образе и будет более здоров, красив, удачлив, богат, любим. Желая только добра своему ближнему, родные покорно и легко принимают его смерть. Эта мудрость древнейшей религии в мире, эта позиция людей, не отягощенных страданием от утраты, – проявление высочайшего душевного, психологического, нравственного и религиозного развития человека.

Большинство индуистов знают о том, что, согласно верованиям, впереди их ждут сложнейшие испытания на пути к реинкарнации. Поэтому многие из них заранее и очень серьезно готовятся к собственной смерти, как, без преувеличения, самому важному событию в их жизни.

В комплексе Пашупатинат в стороне от реки и центральных храмов расположен дом престарелых с приметными белыми куполами внутри территории, огороженной низким квадратом зданий.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вид на Пашупатинат

Недалеко от Храма Шивы, на самом берегу реки Багмати стоит Дом ожидающих смерти. Это хоспис, куда больные и просто очень старые люди приходят умирать. Говорят, что немногим удалось прожить в этом здании более двух недель. Этот хоспис на территории Пашупатината считается очень благополучным местом смерти, многие люди в конце своей жизни мечтают попасть сюда.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пашупатинат. Хоспис, дом ожидающих смерти

Индуисты верят в то, что каждый, кто умер именно в этом священном месте, сможет напрямую подойти к реинкарнации, минуя все этапы и сложнейшие испытания. Между тем, существует одно важное условие: чтобы избежать всех испытаний, человек должен за несколько минут до кончины опустить часть своего тела в воду священной реки и в таком положении оставаться в сам момент смерти. Здание хосписа стоит на берегу, всего в двух метрах от реки Багмати, но, тем не менее, выполнить это единственное условие оказывается не так уж легко. В действительности лишь немногим удавалось умереть, опустив руку или ногу в воды священной реки. В здании хосписа при больных и умирающих всегда дежурят врачи и астрологи. Астрологи вычисляют точную дату и время смерти пациента, а врачи следят за малейшим изменением его физического состояния, чтобы в нужный момент вынести еще живого человека на ступеньки у реки и окунуть его ноги в воду.

Пашупатинат многообразен, как многообразен сам Шива в бесчисленных своих воплощениях. За зданием хосписа и погребальными кострами в срезе скалы скрываются пещеры для отшельников, куда индуистские женщины приносят еду. По другую сторону от храмов находится приют, организованный Матерью Терезой и окруженный строем шикар — индийских храмов в виде свечек. Здесь получают еду нищие и бездомные.

Пашупатинат — место, где повсюду бродят длинноволосые, бледные садху, странствующие йоги. Их тела полностью покрыты пеплом и разрисованы краской. Пеплом также густо присыпаны их бороды и головы с длинными, спутанными волосами, часто заплетенными в «дреды». На лоб, а иногда и на другие части тела, глиной, пеплом и сандаловой пастой каждое утро они наносят яркие тилаки – священные религиозные знаки. Рисунок тилаки отличается у последователей разных направлений индуизма и является опознавательным знаком, показывающим принадлежность к той или иной религиозной традиции. Так, шиваистских садху, посвятивших себя служению Шиве, можно отличить по горизонтальным линиям на лбу и неизменному трезубцу в руках.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пашупатинат. Садху. ФОТО: © Thomas L. Kelly

Садху не стремятся к новым рождениям, а пытаются постичь высшие миры. Их не сжигают на кострах после смерти, у них нет никакого определенного занятия, они никогда не работают и считают, что живут третьей жизнью. Садху непременно встретишь на центральных площадях в Катманду, где они бродят в длинных одеждах ярко-оранжевого цвета с ведерком краски, которой то и дело норовят пометить лоб зазевавшемуся туристу, чтобы потом выпросить у него деньги за свою навязанную услугу.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Центр Катманду. Садху на площади Дурбар

В комплексе Пашупатинат садху часто собираются вместе, где предпочитают ходить обнаженными, если не считать слой серого пепла, которым густо покрыты их тела. Здесь одни демонстрируют асаны и собирают деньги с туристов, сидя у ворот храмов, другие слушают магнитофон с шиваистскими гимнами, третьи дымят наркотическим куревом и «летают в астрале».

Отдельные садху, обитающие в Пашупатинате, имеют некоторое сходство со святыми старцами, подвергающими себя тем или иным длительным испытаниям. На берегу реки Багмати на специальной площадке обычно сидит старец Милхи-баба, питающийся исключительно молоком на протяжении семидесяти лет. Над ним висит табличка с краткой биографией и надписью на английском языке: «Здесь сидит великий святой Милхи-баба».

Из обитателей Пашупатината особо известен Пагалинанда Агори-Баба, сидящий в позе лотоса в небольшой открытой комнате на берегу реки Багмати. Ему шестьдесят шесть лет, тело его целиком покрыто священным пеплом – «вибхути» . Три горизонтальных волнистых линии на его лбу позволяют отнести его к приверженцам шиваизма, в то время как находящиеся при нем железные щипцы говорят о том, что он скорее принадлежит к последователем «дхуни-вала» и является защитником священного огня. Помимо прочего, Агори-Баба известен в Пашупатинате тем, что вместе со своими учениками в специально отведенном месте на заднем дворе храмов ежедневно кормит животных.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пашупатинат. Агори-Баба в позе лотоса. ФОТО: © Thomas L. Kelly

Пашупатинат – древний живой организм, находящийся в постоянном движении. Круглый год это место привлекает странствующих садху, йогов, нищих, верующих, но особое оживление наблюдается здесь в период проведения ритуала Шива Ратри, когда тысячи и тысячи паломников стекаются на берег реки Багмати. Беспрерывно, на протяжении двадцати четырех часов продолжается это ритуальное действие, когда в едином порыве происходит массовое «очищение» в священных водах реки. Завершив купание, толпы паломников направляются в главный храм комплекса – Дом Шивы, где проходят церемонии поклонения священному фаллосу, источнику Всего. Покрытые пеплом странствующие садху с изображениями трезубца на лбу всю ночь и весь день в Пашупатинате исполняют сложнейшие приемы йоги, порой находящиеся далеко за гранью человеческих возможностей.

Садху – неотъемлемая часть Пашупатината. Прячась в декорациях индуизма, они образовали собой явление, обосновались и слились с этим местом, где, кажется, всё невозможное – возможно.

Фотограф и писатель Томас Л. Келли, служивший в 78-80 годы в Американском Корпусе Мира и с тех пор проживающий в Непале, в своей книге, посвященной садху, так писал о непонятных и притягательных в своей загадочности странствующих йогах:

«Садху для меня – загадка, живая тайна, древний вопрос, не имеющий ответа. Обманщики, пережитки прошлого, сумасшедшие, шарлатаны, странники, мистики, йоги… Словно бродячие тайны человеческой души, садху для меня – воплощение вопроса: кто я есть? Что мне нужно? Что для меня действительно имеет значение? Или, может быть, в них скрывается более глубокая, заложенная древними предками потребность скитаться в поисках бога? И что еще важнее, они, вероятно, служат напоминанием для нас о том, что ответы на все эти вопросы заключаются только в пределах наших собственных, неуловимых и неопознанных сердец.

Мне нравится, как они позволяют своим телам стать символами священных начал. Они ходят обнаженными, чтобы дать нам понять, как, в сущности, голы мы сами. Они натирают себя пеплом, чтобы напомнить о том, чем станут в конечном итоге наши тела. Они носят «дреды», чтобы сказать нам о естественной и дикой природе нашей человеческой сущности, не скованной рамками каких-либо социальных норм. Их тела стали текстами, которые повествуют о священной символике красноречивее всяких слов.

Тело садху – это карта индуистской Вселенной, это микромир Космоса. Подобно картине, эти цвета, эти орнаменты и символы приносят очищение, вдохновляют и непрестанно напоминают о существовании бесконечного Божественного – вне форм и вне тела».



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Пашупатинат. Садху. ФОТО: © Thomas L. Kelly

 


 

 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить