Сойкино Урочище

 

Не здесь ли ты легкою тенью,
Мой гений, мой ангел, мой друг,
Беседуешь тихо со мною
И тихо летаешь вокруг?
(А. Фет)

Бывают такие места, где притягательность и безмятежность ощущаешь сразу, как будто оказался нежданно в тех самых краях и в то время, о которых повествуют ветхие книги и старинные художественные романы. Места, где до наших дней сохранилась та зыбкая, едва уловимая аура прошлых веков, которая оставляет долгий след в памяти тех, кому посчастливилось хоть раз в нее окунуться.

Забвение иногда приносит пользу - ту самую, которой хватает на какое-то определенное время, пока эта волшебная аура столетий способна продержаться и быть ощутимой. Подобно аромату духов, который растворяется в конце дня, она так же неизбежно исчезнет когда-нибудь, потому что ничто на этой земле не сохраняется вечно.

В пяти километрах от берега Финского залива есть местность, называемая Сойкино урочище. Местность эта нежилая, она отмечена высоким холмом, окруженным со всех сторон широким простором лугов и полей с дикорастущей травой. На довольно большом, но всё же доступном расстоянии от этого места располагаются деревни, жители которых по сей день ходят по воскресеньям в Никольскую церковь, стоящую на вершине холма. Судя по всему, облик этой местности с давних времен ничуть не изменился – поля остались полями, луга по-прежнему покрыты травой, а с холма в хорошую погоду можно так же увидеть полоску воды на горизонте.

Сойкинский полуостров, на территории которого расположена эта церковь, находится на южном берегу Финского залива, в Кингисеппском районе Ленинградской области. Название произошло от ижорского слова «Soikkola», означающего «полуостров». С древнейших времён жителями Сойкинского полуострова были народы финно-угорской группы — водь и ижора, являясь основным населением Ижорской земли, Ингерманландии. Это был их этнокультурный и исторический регион, расположенный по берегам Невы и ограниченный Финским заливом, рекой Нарвой, Чудским озером на западе и Ладожским озером на востоке. В этих землях до сих пор остались малочисленные представители этнической группы ижоры, компактно проживающие в Ломоносовском и Кингисеппском районах Ленинградской области. По некоторым данным, современных представителей этой народности в этом регионе насчитывается 177 человек.

Многие деревни Сойкинского полуострова были полностью разрушены во время Великой Отечественной войны. В их число попало и крупнейшее некогда село Сойкино, о былом существовании которого напоминают сегодня расположенные в самой высокой точке полуострова развалины сойкинской Церкви Николая Чудотворца и заброшенное кладбище.

Церковь, выполняющая роль доминанты Сойкинского полуострова, расположена в нежилой местности к югу от деревни Пахомовка и недалеко от деревни Вистино. В документе, представленном в церкви и рассказывающем об истории ее возникновения, эта местность описана главным образом с указанием расстояния до важнейших населенных пунктов: «Сойкино отстает от Ямбурга (нынешний Кингисепп) в 60-ти верстах (64 км), от почтовой станции Котлы в 30-ти (32 км) и от Финского залива в 4,5 (около 5 км)».

Сегодня церковь выглядит как кирпичное полуразрушенное строение, а в былые времена она являлась одним из самых почитаемых ижорами мест.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Слева: Прежний вид церкви Николая Чудотворца на Сойкиной горе (из архивов, представленных в церкви). Справа: внешний вид церкви Николая Чудотворца в 2010 году.

Первая церковь Николая Чудотворца на Сойкиной горе была построена еще в 1726 году и была деревянной. «Церковь эта холодная, деревянная на каменном фундаменте, с железною крышею», – так описывается она в документе.

Спустя почти полтора века, в 1872 году на этой горе было начато строительство новой, кирпичной церкви в русском стиле. Жители деревни Вистино нашли при церкви старую каменную плиту, на которой обнаружилась надпись, рассказывающая о строительстве этого храма:

«Храм сей заложен средствами прихожан 20 июля 1872 года во имя Святителя Николая Чудотворца… За истощением же приходских средств работы по постройке церкви не производились в течение 6 лет...»

Однако благодаря крупным пожертвованиям петергофского купца Ивана Петрова и нарвского купца Ивана Андрианова церковь на Сойкиной горе была завершена. Об этом рассказывает надпись на каменной плите:

«Усердием и по средствам собственным Петерговского 1 гильдии купца Ивана Андреевича Петрова церковь эта окончена совершенна и чистой отделки освящена в 1882 году. Иконостасы устроены усердием и на собственные средства местного уроженца Вертенберского купца Ивана Андреевича Ульянова родной семьи. Церковь эта построена под личным наблюдением и руководством Архитектора Надворного Советника Ивана Буланова»

Документ, хранящийся сегодня в церкви, называет еще несколько имен, причастных к строительству этого храма, а также описывает некоторые ее детали:

«Храм теплый, снаружи и внутри отштукатурен и выкрашен. Главный алтарь посвящен Св. Николаю Чудотворцу, пределы Петру и Павлу и пр. Илии. При постройке храма особенно усердствовали: нарвский купец Иоанн Адрианов, крестьянин Алексеев и поч. гражданин Иванов. Церковным старостою был крестьянин деревни Сменково Александр Евстафьев».

Приход этой церкви, согласно документу, включал в себя не менее 30 окрестных деревень, находящихся на расстоянии от 2 до 16 километров от Сойкиной горы. Среди них упомянуто и Сойкино – населенный пункт, которого в наши дни уже нет на карте. Однако большинство названий хорошо известны и нынешним жителям этого полуострова.

«Прихожан считается, мужского пола – 2212, женского – 2360. Все они – ижоры, кроме одной русской деревни – малого Стремленья».

Церковь была разрушена в 1937 году. На колокольне военные устроили смотровую площадку. Вторично храм был освящен в 1943 году, но служба в нем шла всего несколько месяцев. С тех самых пор этот храм ни разу не ремонтировался, многие его части обвалились, полностью исчезла штукатурка, декоративные детали, верхушка колокольни. В этом самом виде по настоятельным просьбам местных жителей храм был возвращен общине и вновь освящен 22 мая 2006 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Церковь Николая Чудотворца на Сойкиной горе (2010 год)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Взгляд снаружи – насквозь.

Лишенная какого-либо декора и части важнейших архитектурных деталей, церковь стала напоминать крепость. Здание поросло деревьями, над ним высятся березы, растущие из стен.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Боковая стена церкви Николая Чудотворца.

Территорию вокруг церкви вряд ли можно назвать парком – она совсем небольшая, едва позволяющая обойти храм по кругу. Но тенистые участки, заросшие раскидистыми, вековыми дубами, невысокими елями, кустарниками и густой травой, деревянная скамейка у боковой стены церкви, вписавшаяся между двух внушительных стволов, – всё способствует погружению в тихое уединение, в волшебное умиротворение природы, где легким шелестом листвы отражается спокойное размышление о вечном.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Территория вокруг церкви. Дубы и кустарники на склоне холма. Молодые березы, растущие из стен в верхней части храма.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Алтарная часть церкви, вид со склона холма.

Земля за алтарной частью церкви медленно спускается вниз, образуя склон холма, одну из сторон Сойкиной горы. В этом месте когда-то было кладбище, от которого осталось лишь несколько полуразрушенных захоронений, со временем вросших в землю и опутанных растительностью так, что уже едва различимы. Некоторые из сохранившихся могильных крестов подступают к стенам церкви, а некоторые теряются в траве на откосе горы, перетекающей в долину.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вид на алтарную часть церкви и крест со склона холма.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вид со склона холма в сторону долины и Финского залива.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Один из крестов на территории старого кладбища.

Вся прилегающая к церкви территория была, по всей вероятности, когда-то огорожена не слишком высокой каменной кладкой по кромке крутого склона. Она едва угадывается в линии поросших мхом камней, образующих неровную старую стену, местами разрушенную, сокрытую в глубине растительности и значительно ушедшую в землю.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Старая каменная кладка на краю холма.

Здесь очень тихо, от полуразрушенной церкви и старого кладбища веет спокойствием и запустением, которые неторопливо погружают тебя в минувшие века. И думаешь – будь здесь хоть что-то по-другому, ты бы сейчас так и остался в третьем тысячелетии. В одном из могучих деревьев, составляющих этот заброшенный сад с задней стороны храма, обнаруживается вытянутое дупло, протянувшееся вверх почти от основания ствола. Дерево внутри полое, а к задней стенке этого огромного дупла гвоздем прикреплена маленькая иконка Николая Чудотворца.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Длинное дупло в дубе и маленькая икона внутри.

Рядом на другом дереве притаился странный желтый нарост округлой формы. Это трутовик серно-желтый – гриб-паразит, растущий на деревьях и поражающий их бурой гнилью. Он встречается на тополе, дубе, иве, липе, березе, каштане. В народе ему дали прозвище «ведьмина сера». Говорят, эти грибы могут достигать невероятного веса, до десяти килограммов. Они съедобны, но из-за возможного токсического эффекта употреблять их следует очень осторожно. Вкусовые качества их, особенно зрелых и старых, весьма сомнительны и не отличаются яркостью. Часто этот гриб напоминает сухую пробку.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Трутовик серно-желтый.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Трутовик серно-желтый.

Задняя стена церкви, где расположено старое кладбище и где растут деревья-великаны с «ведьминой серой» на ветвях, обращена к долине. Отсюда, с горы, открывается вид на широкий простор полей, лугов, лесных участков. Местность невысокими холмами, будто легкими волнами, перетекает в Финский залив, который тонкой полоской, как правило, бывает виден на горизонте. Но иногда погода не слишком благоволит к любителям пейзажных перспектив: воздух бывает непрозрачен из-за дымки, покрывающей всё вокруг. Можно только смутно ощущать, что там, вдалеке, должна где-то синеть вода.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вид с холма на долину, уходящую к побережью Финского залива.

Стены церкви со стороны алтарной части, несмотря на отсутствие какой-либо отделки и декора, кажутся на первый взгляд очень хорошо сохранившимися. Но, тем не менее, разрушения под окнами и образовавшиеся провалы в стенах дают о себе знать. В настоящее время их просто заложили кирпичами, чтобы сохранить более целостный вид храма и не дать конструкции окончательно развалиться.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Разрушенная стена под окном заложена кирпичами.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Взгляд внутрь на своды церкви.

Декор остался только в кирпичной кладке, обрамляющей арками окна и украшающей зубцами наружные стены.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Окна церкви, кирпичная кладка.

В здании отсутствуют какие-либо двери, в стенах видны открытые пустые проемы – ничто не мешает зайти внутрь. В церковь приглашают оставшиеся от старых входов покосившиеся, вздымающиеся над проросшими корнями и словно задрапированные влажным мхом ступени.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Ступени бокового входа поднялись и покосились от проросших корней.

Внутри церкви пусто и из-за многочисленных разрушений в стенах и на потолке – очень свободно. Храм изнутри уже не воспринимается цельным зданием, каким он выглядит снаружи. Кажется, что находишься внутри огромного и очень объемного каркаса, где повсюду, на каждом его сантиметре – бесчисленные свидетельства всеразрушающей силы времени.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Церковь Николая Чудотворца изнутри.

Смотришь вверх, туда, где должен быть потолок и своды, а там – открытое небо, стволы деревьев, растущих над головой, и корни, свисающие внутрь храма, стремясь к земле. Странное и особенное чувство возникает от пребывания в здании без потолка. Возможно, в этом скрывается некий определенный смысл, и для общения с Богом человеку не нужны преграды в виде сводов и куполов? Быть может, лучше видеть и ощущать над собой открытое небо, непосредственную связь?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Своды и открытый «потолок» церкви.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Корни, свисающие с краев отверстия на потолке церкви.

История повторяется: для реконструкции этой церкви снова не хватает денег, но прихожане из близлежащих деревень не оставляют храм в полном запустении. Своими силами они обустроили внутреннюю часть, пусть и лишенную всякого характерного для церкви декора и требующую капитального ремонта. Они принесли с собой и выставили в алтарной части иконы, цветы, свечи. Сбили скамейки из устойчивых березовых пней и досок, простые деревянные столики и подставки для икон. В нишах постелили скатерти, на земляном полу разостлали круглые «бабушкины» коврики, сплетенные из цветных тесёмок. Собрали и другие религиозные предметы, самую простую бытовую утварь, изображения и тексты.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Алтарная часть церкви, обустроенная силами прихожан.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Один из уголков церкви, оформленных жителями ближайших деревень.

Внутреннюю территорию прихожане вычистили от разрушений, проложили дорожки к алтарной части и боковым входам. В каждой стене – там, где раньше были аккуратные ниши, а теперь оголенный кирпич, – стоят маленькие иконки, цветы и свечи.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Свечи в алтарной части церкви.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Окно в церкви.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Оформление одной из небольших ниш в стенах церкви.

Тесное подсобное помещение при входе, комнатка всего в несколько метров, оформлена иконами так же, как и остальная часть храма. Нигде внутри нет забытого уголка, необитаемого пространства.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Скромное внутреннее убранство церкви.

Здесь можно увидеть не только иконы, но и старые настенные календари, когда-то висевшие в домах, и вырезки из журналов с религиозными изображениями, и аппликации на картоне, и газетные фотографии икон, имеющих широкую известность.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Один из уголков в маленьком помещении при входе.

В настоящее время жители деревень Пахомовка и Вистино регулярно наведываются в храм, чтобы навести здесь порядок и вымести из внутренней части церкви опавшие листья и мусор. Многие приходят, чтобы оставить деньги на свечи и иконы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Иконы на обветшавших, исписанных стенах. Помещение при входе.

Прихожане из окрестных деревень не теряют надежду на то, что храм когда-нибудь отремонтируют и снова откроют. Они продолжают бороться за эту церковь своими силами, стараясь сохранить то, что веками было в их краях глубоко почитаемой святыней.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Церковь Николая Чудотворца, вид изнутри.

Этот храм посвящен Святителю Николаю Чудотворцу, принесшему в мир немало добра, удивительным образом помогая, спасая и оберегая людей. Сотворит ли он чудо и в этот раз, дав местным жителям реальную возможность сохранить и восстановить эту церковь? Откроется ли со временем новая страница истории храма на Сойкиной горе?


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии 

 
#1 Александр 06.01.2013 13:03
Жаль, что все в таком запустнении. А ведь в этой церкви наверняка крестились мои предки, уроженцы села Сойкино.
Цитировать
 
 
#2 Серебрякова Дарья 06.01.2013 13:08
Александр, я там более года не бывала. Возможно, там что-то изменилось к лучшему.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить